23:43 

Я люблю тебя, малыш. Глава 2

Лучше, когда над тобой смеются, чем когда плачут
Название: Я люблю тебя, малыш
Автор: Shizofrenia13
Бета, она же соавтор: Piy-Piy спасибо тебе, солнце!!! :woopie:
Пейринг: Итачи/Саске
Рейтинг: R, сомневаюсь, что дойдет до NC-17
Жанр: романтика, местами флафф =)
Размер: миник, до миди вряд ли натяну ^_^
Состояние: в процессе, намечается около 6 глав.
Дисклеймер: все персы Кишимото, спасибо ему за них!!!
Предупреждение: OOC, AU, местами POV, инцест
Размещение: та где угодно, лишь бы с шапкой =)
От автора: спасибо Эльверт, подсадила меня на учихацест =)

Глава 1 - www.diary.ru/~Shizofrenia13/p118241261.htm#more...


Глава 2

Саске проснулся оттого, что солнце настырно светило прямо в глаза. Уже было далеко за полдень. Сбившийся режим дня давал о себе знать разрывающей болью в голове. Малыш потянулся, откинул одеяло и сел на кровати. В памяти начали всплывать картинки вчерашней ночи. Итачи, лес. Стоп… Итачи! Миссия! Саске мигом спустился вниз и влетел на кухню. Отец уже ушел, а мама убиралась.
- Доброе утро, Саске-чан. А ты почему такой напуганный?
- Мама! – Саске обнял ничего непонимающую Микото. – Мама, а где Нии-сан?
- Не знаю, наверное, тренируется с самого утра. Что-то случилось? Саске! – мальчик уже выбежал на задний двор, где располагалась собственная тренировочная площадка Учих. Старшего брата там не было. Не было его и на площадке в лесу, куда Саске помчался, никого и ничего не замечая на своем пути. Где же еще он мог быть? Саске обессилено лежал на земле и сквозь листву смотрел на небо. С детских глаз котились слезы. Он не знал что делать, не знал, где искать брата, не знал, что будет дальше. Что будет, когда он проснется совсем один? Один в этом огромном мире. У него ведь даже нет друзей. В школе он держится особняком – конечно же, кто будет водиться с неприступным гением? Нет, он не гений, гений – его брат. А сейчас Саске даже не знал, как к нему относиться. Итачи… Кто ты, Итачи? Ты холоднокровный убийца, собирающийся убить всю нашу семью или любящий старший брат, ставший заложником своего положения в деревне? «Где ты, Нии-сан?». Да еще и вчерашний поцелуй… Саске знал, что братья не должны такого делать, но Итачи, он ведь поцеловал его! Это было так нежно и так приятно. В тот миг во всем мире были только они одни, и казалось, что время остановилось. Нет, даже не остановилось, а просто перестало существовать. Саске свернулся калачиком и беззвучно заплакал. А потом Итачи его вырубил. Сквозь туман он чувствовал, как заботливые руки Нии-сана подхватили его и понесли к дому. А потом была мягкая и теплая постель, а еще легкий поцелуй в лоб. Нет, его обязательно нужно найти, увидеться с ним до наступления вечера! Мальчик поднялся на ноги, и они сами понесли его к реке, к тому самому месту, где вчера состоялся разговор.
«Саске… Какой он был счастливый, этот маленький и слабый Саске. Да, его могли обидеть, ударить. Но он мог прибежать ко мне, нажаловаться. Стоило мне появиться на игровой площадке, и обидчики рассыпались прочь от страха. Саске был счастливый. Не столько из-за мести, сколько из-за своего брата, из-за моей силы. Он так хотел мне подражать, старался изо всех сил, хвастался любым достижением. Из года в год лучший, первейший, но всё равно не такой сильный, как я. С большой силой большая ответственность. Заезженная фраза, на которую я лишь насмешливо улыбался внутри, когда был поменьше. А теперь… Теперь я понял. Чудовищная мощь вызывала страшную ответственность. Я знал, что я не использовал себя на все сто процентов. Но я чувствовал звериную, демоническую мощь внутри. И порой сила пугала. Теперь был тот самый случай. Я стоял на лезвии ножа. Силы хватит и убить клан, и устроить бунт, к тому же, поможет отец. Я как красивый цирковой клоун. Я стою на острие. На острие пляшут блики пожаров, виднеются пятна крови, копоть и гарь. Иногда я слышу отголоски битв, предсмертных воплей. Тогда мне кажется, что я схожу с ума, проваливаюсь в другой мир. Это остриё. Я долго думал, что это. И понял. Жизнь. Это остриё моей жизни. И сейчас уже поздно. В какую сторону я не ступлю – оступлюсь и порежусь. И некому будет залечить рану, некому» Итачи сидел на берегу и думал. Шелест листвы и мерное звучание речушки немного успокаивали, но мысли сводили их старания на нет.
Как вдруг маленькие ручки обняли его за плечи.
- Нии-сан…
- Что ты тут делаешь, малыш? – Итачи повернулся к братику, тоже обнял его и усадил к себе на колени. – Да еще и в таком виде? Весь помятый, грязный…
- Я искал тебя. Нии-сан, - слезы снова навернулись на глаза, и голос предательски задрожал, - Нии-сан, я понимаю, что миссия – это миссия, и ее нужно исполнять. Но почему тебе надо будет уйти? Я не хочу остаться один! Возьми меня с собой. Я не знаю, куда ты идешь, но я хочу пойти с тобой. Я ведь тоже Учиха, я буду учить новые техники, а ты будешь меня тренировать. Не бросай меня Нии-сан! – Саске уткнулся носиком в плече Итачи и дал волю слезам.
- Нет, малыш, это исключено. Ты действительно не представляешь, куда иду. Акацки – это не кружок вышивки крестиком, это организация, состоящая из нукеннинов класса S. Не может быть и речи, что бы я взял тебя с собой. Тебе придется пережить это, малыш. Потерпи, это сделает тебя сильнее, а потом… Потом я обязательно найду способ, что бы мы были вместе. Я обещаю. Только… Я ведь не должен был тебе говорить, что это миссия, поэтому тебе ко всему придется еще и ненавидеть меня, малыш. Прости, что сказал тебе вчера. Я понимаю, тебе теперь будет еще сложнее, но я не мог иначе. Прости меня. Я люблю тебя, малыш.
Плечи Саске еще немного подрагивали, но от ласковой руки брата, которая поглаживала ему спину, становилось спокойно, тепло и уютно. Хорошо, очень хорошо. Настолько хорошо, что хочется раствориться в этом чувстве.
- Нии-сан, ты поцеловал меня вчера… не так, как брата. Почему? – Саске заглянул в глаза Итачи.
- Потому что ты гораздо больше, чем просто брат.
Итачи мягко провел языком по губам Саске, а за тем чуть глубже, проникая в этот восхитительный ротик, чувствуя его сладость. Саске тихонько хихикнул:
- Нии-сан, щекотно.
Итачи аккуратно положил Саске на зеленую траву. Легко прикасался губами к его лбу, векам, носику, щекам, губам, потихоньку подкрадываясь к шее. Когда Нии-сан слегка лизнул пульсирующую ниточку на шее отото, он выдохнул сдавленный стон.
- Нии-сан, что ты делаешь?
Старший запустил руки под футболку мальчика, а что бы тот не задавал лишних вопросов, накрыл его губы поцелуем. На щеках Саске яркими красками играл румянец, что придавало ему восхитительный вид. Малыш запустил руки под безрукавку Итачи, от чего старший очнулся. Он рывком сел, отвернулся и протянул Саске футболку.
- Нии-сан, я что-то не так сделал?
- Нет, малыш, это я виноват. Просто… Если бы я сейчас продолжил, то добавил бы тебе проблем, а тебе и так будет нелегко. Прости меня.
Отото одел футболку и подполз к Итачи, положил голову ему на колени:
- Все хорошо, Нии-сан.
Саске очень вымотался за весь день, поэтому практически моментально уснул. Солнце медленно катилось к закату. Пора…
Итачи осторожно встал, что б не разбудить Саске и уложил его на траву. Напоследок обернулся: «Прощай, Саске. Я люблю тебя, малыш»
Старший Учиха направлялся к своему кварталу. Итачи вдруг вспомнил, что несколько дней назад, как раз в это время он последний раз увидел Шисуи живым.

Было спокойно и тревожно одновременно. Наконец-то, жара спала. Вчера лило весь день и полночи – лес был влажный и дышал свежим. Краски стали ярче и резче, как будто мир умылся. Тени разрезали вечерние золотистые лучи своими рваными краями. В них будто затаилась тревога.
Зачем Шисуи его позвал? Тренироваться? Недавно же миссия была. Им дали отдых. Да и он, кажется, был неслабо ранен. Друг вёл себя странно в последнее время. Итачи еле заметной тенью пронёсся по веткам и мягко спрыгнул на живописную полянку – их извечное место встречи. Его ещё не было. Странно. Обычно бывало наоборот – друг его ждал. Итачи не начал тренироваться и даже разминаться, просто стоял в задумчивости и без выражения пялился в какую-то точку на противоположном дереве. Что-то мелькнуло. Очень быстро. Итачи даже не увидел. А почувствовал. Потом зашуршало в кустах. Он крутанулся и стал тихонько красться туда. Вышло так, что парень зашёл в тень от массивного дерева. Гениальный шиноби едва-едва успел заметить, как перед ним возник Шисуи. Итачи уже напрягся, как струна, и готов был отбивать внезапное нападение, но ничего не произошло. Пару секунд они оба молчали. Мир как будто завис. Перед падением или чем-то подобным. Парень дрогнул, глянул на друга ,а затем почувствовал, что что-то уткнулось ему в грудь. «Катана?» Да, это была она. Вот только Шисуи держал за лезвие, ткнув в Итачи рукоятью, как бы протягивая ему меч. Стояли они на таком расстоянии, что катана упиралась в грудь Шисуи кончиком лезвие, но не протыкая одежду и кожу.
-Убей меня, - прошептал Шисуи. Голос был надломленный и лишённый воли, эмоций. Так, если человек сильно перенервничает.
- УБЕЙ МЕНЯ, СЛЫШИШЬ!
«слышишь… Слышишь… Слышишь… » - эхо катилось по лесу, расстилалось по траве.
Итачи молча отвернулся и посмотрел на солнечные потоки, падавшие под углом и разделённые стволами и ветвями деревьев.
Повернулся обратно. Всё осталось по-прежнему.
Итачи махнул рукой, что бы выбить катану, но Учиха сделал шаг, меч проткнул кожу и футболку. Меч не упал. Футболка намокла и потемнела от кровь.
-Убей меня, Итачи. Умоляю.
-Сдурел что ли? – фыркнул парень. – Чего это на тебя нашло? Ты пьян?
-Нет, Итачи. Хуже. Хуже. Я бесполезен!
-Ерунда, - буркнул Учиха. – Кончай дурить.
«Чего это он?» - мысленно прикидывал парень, перебирая в голове события последних дней. Столько всего было! Стычка со звуковиками. Было жарко… Очень жарко. Кровь реками. И тут Учиха вспомнил. Шисуи попался в достаточно простенькую ловушку, и ему, Итачи, пришлось подставляться под удар.
-Так вот ты чего, - задумчиво протянул он. – Что я тогда тебя спас?
Друг молчал.
-Подумаешь, с кем не бывает. Ты меня тоже спасал часто, да и…
-Не правда! – злобно перебил старший Учиха. - С тобой не бывает. С тобой!
- Бывает, - отчеканил Итачи. – Хватит ерунду пороть. Подумаешь, один раз не повезло. Бой это не только умения, но и везение.
Шисуи молчал и сопел, катану не отпускал. Пояс шорт стал темнеть от стёкшей крови.
-Нет, Итачи, ты не понимаешь. Это только начало… - голос стал хриплым и надломленным.
-Начало чего?
-Начало…. Моей слабости. Я болен. Я тяжело болен. – голос дрожал и вибрировал.
- Пф, и что?
- Я… Я буду становиться слабее и слабее, я бесполезен. Я бесполезен, Итачи!! Ты это понимаешь! – казалось, что сейчас Шисуи взорвётся в истерике. Но он затих, будто улёгшийся ветер.
- Можно найти лекарства. Пусть и хроническое, будешь принимать и всё…
-Ты совсем меня за дурака считаешь? Мы объездили всех врачей. Всех шиноби-лекарей! Лекарства нет! Нет чего-то, даже сдерживающего болезнь! НЕТ! Это мне сказала Цунаде-сама. Как… Как приговор вынесла. Я тогда думал, пойду и покончу с собой тут же. Но я пытался держаться… Я пытался… Я был бесполезен, вскоре я стал бы обузой для клана. Меня это убивало день за днём. Каждый день я становился чуть слабее, хоть тренировался до потери пульса. А ты становился сильнее. Я… Я завидовал. Да, завидовал! Почему больным должен быть я… Я?! Но страшнее всего – бесполезность. Когда тебя воспитывали так, как меня. Когда тебе говорят, что ради селения и страны ты должен отдать всё, всё, что у тебя есть. Меня это мучило сильнее всего. И тут, Итачи, я понял! Тут меня осенило.
Младший Учиха слушал, не перебивая. Солнце садилось. Багровые отсветы играли на катане. Это было бы даже красиво, что-то похожее на сцену клятвы двух друзей, если бы не катана между ними. Если бы не что-то напряжённое в воздухе. Если бы не слова Шисуи.
-Итачи, я болен, я умру. Но я понял, как я могу быть полезен клану и лично тебе! Я решил отблагодарить тебя за спасение. – парень поморщился, но сделал ещё маленький шажок, вгоняя катану глубже. В гнетущей тишине Итачи услышал, как хлюпнула новая порция крови.
Лес замер, будто даже вымер. Раньше никогда не бывало так тихо.
Они молчали.
-Убей меня, Итачи. – наконец, выдавил Шисуи. – Убей меня, и ты получишь мангеке Шаринган.
Младший был ошарашен. Шисуи знал, куда ударить. Знал, зараза! Итачи уже давно хотел эту невероятную, чуть ли не мистическую способность, которая помогла бы ему выигрывать битвы даже без боя. Но как этого добиться? Убить друга? Нет, это было слишком. Хоть иногда казалось и не слишком, но всё-таки парень не мог переступить черту внутри себя. Думал, что не мог. Верил или надеялся? Кто знает. Думал.
С другой стороны, в дальних уголках сознания он представлял, как чисто случайно заденет кого-то из приятелей мечём. Чисто случайно. В бою. И рана окажется смертельной, и Мангеке…
Но он гнал эти мысли. Он не хотел становиться зверем.
Не хотел ведь?
И теперь Шисуи говорит об этом. Шисуи попал в цель. Внутри как будто взорвалась бомба, и всё, что Учиха так старательно прятал, вырвалось.
Жажда заполучить Мангеке удвоилась, а то и утроилась.
На пару секунд, долгих секунд, показалось, что сознание отключилось. Осталась только жажда этой техники, которую дразнил запах крови Шисуи. Итачи приготовился шагнуть, вогнав катану ещё глубже. Опомнился он от улыбки Шисуи. Какой-то странной, разочарованной улыбки. Разочарованной и довольной одновременно.
Он чуть было не отпрянул так, что меч бы выпал, но Шисуи остановил его жестом.
-Итачи. Признайся, ты хочешь эту технику. Но убить друга – зверство, так? Это не будет убийство. Ты освободишь меня от мук.. – парень достал пару пустых пачек с таблетками. – Видишь их? Я ем их постоянно, чуть ли не каждый час. Иначе я умру от боли, внутри как будто всё разрывает. Я уже не могу терпеть, Итачи. Я не могу терпеть. Убей меня, брат.
Парень содрогнулся на этом слове и вспомнил про Саске. Что подумает Саске, если узнает? Да и в каком виде узнает? Стоп! Парень ужаснулся от мысли, что всё уже решено. Всё. Решено.
-Итачи. Твоей семье грозит огромная опасность. Я не хотел тебе говорить об этом, но твоего отца ведь считают бунтарём…
Учиха упрямо молчал.
- Вот, возьми эту перчатку., одень. После неё не останется ни отпечатков чакры, ни пальцев. Затем активируешь свиток, что у меня в левом кармане. Он сотрёт отпечатки твоего присутствия тут. Предсмертную записку я написал. Всё будет выглядеть, как самоубийство. Это самоубийство, Итачи. Верь мне. Верь! Такое же, как идти в первых рядах на войне, отчаявшись. Такое же, как прыгнуть вниз головой с утёса. Такое же – попросить друга убить тебя. Давай, Итачи. Давай. Иначе ты не сможешь защитить Саске!
А дальше… Дальше время сорвалось с цепей. Взметнулись красные и чёрные тени, сбилось дыхание и ритм сердца. Опомнился Учиха Итачи держа в руках окровавленную катану. Под ногами лежал труп Шисуи. Парень рухнул на колени, перевернул его. В груди светилась одна-единственная сквозная дыра – ударом разорвало правый желудочек сердца. Итачи отлично знал анатомию, Итачи целился. Целился! На свою голову, целился!
Солнце почти село. Траву заливало ярко-алой кровью, но в темноте она казалась чуть ли не бурой.
«Что… Что это было...? Что я сделал? Что я?.. ЧТО Я?! ЧТО Я?!! КТО Я?!»
- КТО Я?! – крик спугнул птиц. И тут тишина лопнула, тишину сорвало хлопанье сотен крыльев. Подул резкий ветер. Стало сильно темнеть – тучи налетели буквально за пару минут.
- Кто я..? Зверь? Зверь! Машина для убийств! Идеальное оружие клана! Я… Как будто сломаюсь. Как будто что-то переломилось…
Переломилось. Итачи переступил черту. Ту черту внутри себя, что отталкивала мысли, что доказывала: дружба важнее, люди важнее, это же зверство! Он ступил на лезвие. Он ступил на лезвие своей жизни, на лезвие этой острейшей катаны. И теперь что? Только балансировать. Балансировать.
Механически парень открывал свиток и делал необходимые знаки руки, что бы замести следы. Дождь тоже был на руку. Первые капли оживили лес, он зашумел, зашипел. Парню стало даже страшно на пару секунд. Тревожно, напряжённо. Он замёрз, но не мог даже двинуться. Стоял и стоял под этим дождём. Вдруг что-то погрёло мокрые щеки. Он протянул руку, коснулся тёплой капли пальцами, а затем слизал её. Солёная. Солёная.
В этой капле не хватает только железа и красного.
Это нормально. Он ведь переступил черту.
Переступил черту.
Но это было не самое страшное. Грянул гром, и сердце у Итачи крутануло кульбит.
Он понял, ЧТО самое страшное за сегодня. Это даже не то, что он его убил. Наверное, не то. Это то, что он теперь не знал точно – был болен Шисуи или наврал? Итачи никогда не видел, что бы тот глотал таблетки или мучался от боли.
Было страшно об этом думать. Он может спросить у его родителей, но…
Он не может. Он не сможет.
ОН НЕ ХОЧЕТ ЗНАТЬ ПРАВДУ!
Он уже переступил черту.
Парень чувствовал себя на этом лезвии, на грани между убийцей и избавителем. Кем он был? Кем?
- Кто я?..
Внутри просыпалось что-то новое, возможно, силы Мангекю.
Гениальный и непобедимый, он был маленький плачущий напуганный подросток.
Напуганный необратимым.
Кто я?..

Солнце село за горизонт, когда Итачи вошел в ворота. Отрешенным взглядом он наблюдал за тем, как на него смотри окружающее – недоверчиво, со страхом оборачиваясь… Надоело. Он вытащил катану из ножен. Да, закат был алый… кроваво алый…

@темы: фанфики, итачи/саске

URL
Комментарии
2010-10-23 в 15:29 

Если бы я могла дать хоршего пинка человеку , виновному в большенстве моих проблем , я пару дней не смогла бы сидеть.(с)
:nechto: клаасная глава , но вот маленький Саске и Итачи это уже по моему слишком (на пидофилию смахивает)

2010-10-23 в 15:36 

Лучше, когда над тобой смеются, чем когда плачут
***дева света*** поэтому там собсно говоря ничего и не было =)

URL
2011-11-26 в 17:05 

715Moon
Акацки – это не кружок вышивки крестиком - А Кисаме мооожет:lol:

   

Маленькие шалости

главная